Вспомним мы походы и былые годы

Поклонимся великим тем годам,
Тем славным командирам и бойцам,
И маршалам страны, и рядовым,
Поклонимся и мертвым и живым,
Всем тем, которых забывать нельзя,
Поклонимся, поклонимся, друзья!
Всем миром, всем народом, всей землей,
Поклонимся за тот великий бой!

Вспомним мы походы и былые годы…

Недоспасова Нина Павловна, Хлебоказова Галина Ивановна,
Казанцева Елена Анатольевна,

муниципальное автономное образовательное учреждение
дополнительного профессионального образования «Институт повышения квалификации»,
г. Новокузнецк

Все дальше и дальше уходят в историю годы Великой Отечественной войны (1941—1945), в ходе которой, Советская Армия одержала Победу над фашистской Германией. Наш народ чтит славные подвиги воинов, отстоявших свободу и независимость Родины, и свято хранит память о каждом из них. Наш рассказ пойдет о Викторе Константиновиче Демидове, педагоге Кузбасса – участнике Великой Отечественной войны.

Начало Великой Отечественной войны для Виктора Демидова, студента третьего курса физико-математического факультета Томского государственного университета им. В.В. Куйбышева совпало с периодом летней сессии. Вместо долгожданных каникул и поездки домой в родной Сталинск, так тогда назывался город Новокузнецк, студентов университета направили на торфоразработки в окрестностях города Томска. В это же время, началось комплектование военных училищ из числа годных к строевой службе студентов вузов. В связи с чем, 24 июля 1941 года Виктор Демидов был мобилизован в ряды Красной Армии и направлен на обучение в Томское артиллерийское училище №2 Сибирского военного округа. Но на основании Постановления Государственного Комитета Обороны от 25.09.1941 года, как студент четвертого курса, был демобилизован для завершения обучения в университете, в условиях военного времени — по краткосрочной программе. В мае 1942 года, окончив университет с отличием, и приобретя специальность механика с правом преподавания в высшей и средней школе, Виктор Константинович получил распределение на работу на должность учителя математики и физики в среднюю школу № 16 города Киселевска (тогда еще Новосибирской области).

10 июля 1943 года, в тяжелое время на фронтах Великой Отечественной войны, Виктор Константинович Демидов вновь был мобилизован в ряды Советской Армии, и направлен на курсы командиров радиоотделений во второй учебно-артиллерийский полк Гороховского артиллерийского центра Московского военного округа.

По окончании обучения, 9 сентября 1943 года В. К. Демидов был направлен на должность командира радиоотделения и заведующего делопроизводством секретной части штаба полка 617 отдельного минометного ордена Александра Невского и ордена Красной звезды полка 31 танкового Висленского Краснознаменного орденов Суворова и Кутузова корпуса 1-го Украинского фронта [1, с. 4].

Полк, в котором служил В. К. Демидов, под руководством подполковника Д. И. Мочалова, вел бои за освобождение территорий Западной Украины и Польши (Кременец, Броды, Львов, Винница, Ченстохова и др.), отчаянно сражался за переправу через реку Висла.

Шел 1944 год. Воинские соединения в составе I Украинского фронта под командованием маршала Советского Союза, И. С. Конева, успешно завершив бои за освобождение украинского города Львова, Люблина и других польских городов, вышли к реке Висла и заняли так называемый Сандомирский плацдарм [1].

Предстоящие военные события, связанные с Сандомирско-Силезской наступательной операцией войск 1-го (позднее и 4-го) Украинского фронта, проведённые 12 января—3 февраля, играли особую роль в ходе Великой Отечественной войны, так как являлись частью стратегической, Висло — Одерской операции 1945 года. Её целью было разгромить во взаимодействии с 1-м Белорусским фронтом Кельце-Радомскую группировку противника, освободить южную часть Польши, выйти на реку Одер, захватить плацдарм на его левом берегу и создать условия для наступления на берлинском и дрезденском направлениях.

Немецко-фашистское командование, придавая большое значение обороне на Сандомирско-Силезском направлении, выводившем кратчайшим путём к центральным районам Германии, подготовило здесь 5-7 оборонительных рубежей общей глубиной 300-450 километров, которые включали ряд укреплённых городов и крупных населённых пунктов: Островец, Скаржиско-Каменна, Кельце, Хмельник, Бреслау, Глогау, Краков, Радомско, Ченстохова и другие.

Замысел советского командования предусматривал нанесение главного удара с Сандомирского плацдарма в общем направлении на Хмельник, Радомско, Бреслау с целью прорвать оборону противника, рассечь его противостоявшую группировку на всю глубину и уничтожить её по частям [2, с. 234].

После занятия Сандомирского плацдарма началось укрепление передовых линий, накопление войск и техники. Сандомир был заполнен танками «Т-34», «КВ», «ИС», здесь наблюдалось большое скопление «катюш» [2] и другой боевой техники. Всем было ясно, что готовится новое сокрушительное наступление войск. Но и немцы тоже не дремали и готовились к отражению наших атак. Они строили мощные проволочные заграждения, доты и дзоты, минные поля. Закапывали в землю танки и самоходные установки. Одним словом, они понимали, что предстоят жестокие бои с Красной Армией, научившейся побеждать хваленых гитлеровских солдат.

С утра 2 августа немецкое командование силами 4-й танковой и 17-й армии, стремясь ликвидировать плацдармы, предприняло контрудары. В течение 3 суток шли ожесточённые бои.

4 августа в сражение была введена 5-я гвардейская армия (генерал-лейтенант А. С. Жадов) — резерв фронта. Контрудары противника были отражены. С 5 по 10 августа основные силы 13-й армии, 1-й и 3-й гвардейских танковых армий, перегруппированные на южный плацдарм, прорвали оборону противника юго-западнее Сандомира, нанесли поражение 4-й танковой армии противника и значительно расширили плацдарм. В связи с сосредоточением противником свежих сил для нового контрудара командование фронта дополнительно выдвинуло на южный плацдарм артиллерию и 31-й танковый корпус, в котором воевал и В. К. Демидов.

11 августа противник, в районе Лагувского выступа, силами 2 танковых и 1 моторизованной дивизий нанёс контрудар в стык 13-й и 5-й гвардейской армии в направлении Сташув, и за два дня вклинился в оборону советских войск на 8-10 км.

13 августа противник, силами 3 танковых и 1 пехотной дивизий нанёс новый контрудар в районе Стопницы и потеснил войска 5-й гвардейской армии на 6-10 км; здесь впервые Германией были применены тяжёлые танки Тигр II («Королевский тигр»). Советское командование перебросило на южный плацдарм 4-ю танковую армию и стрелковый корпус.

14 августа 13-я армия, 3-я и 1-я гвардейские танковые армии перешли в наступление и в районе Сандомира окружили соединения немецкого 42-го армейского корпуса, однако с 19 по 21 августа противнику удалось их деблокировать.

К 20 августа 1944 года захваченные плацдармы были расширены до 80 км по фронту и до 50 км в глубину. Тяжелые бои на Сандомирском плацдарме продолжались до конца августа.

Большу́ю помощь советским войскам оказала авиация 2-й воздушной армии, совершившая за этот
период до 17 000 боевых самолёто-вылетов.

12 января 1945 года Сандомирский плацдарм стал исходным районом главных сил 1-го Украинского фронта для начала наступления в Сандомирско-Силезской операции,  как составной части Висло — Одерской операции 1945 года [3, с. 632].

Таким образом, несмотря ни  на что, в результате Сандомирско-Силезской операции,  войска 1-го Украинского фронта продвинулись на 400-500 км. Во взаимодействии с 1-м Белорусским и 4-м Украинским фронтами были освобождены южные районы Польши. Военные действия были перенесены на территорию фашистской Германии.

Во время таких крупных военных операций и ожесточенных боевых действий В. К. Демидов неоднократно выполнял задания военного командования, совмещая различные должности. За выполнение боевых заданий командования 617 отдельного минометного полка, 31 танкового корпуса, приказом штаба № 01 от 28 января  1944года  за мужество и героизм, проявленные  в боях с немецко-фашистскими захватчиками В. К. Демидов был награжден медалью «За боевые заслуги».

Нашу артиллерию по — праву называют Богом войны. По большому счёту каждый солдат на передовой – это артиллерист, стрелок, так как в переводе с итальянского языка артиллерия переводится, как «искусство стрелять», искусство поражать противника. Таким искусством в совершенстве владел и воин – педагог Кузбасса, Виктор Константинович Демидов. Все участники тех боев, по воспоминаниям В. К. Демидова,  были воодушевлены победами и стремились к быстрейшему разгрому врага, который в предсмертной агонии сопротивлялся все упорнее.

В ночь на 16 сентября 1944 года, на Сандомирском плацдарме, 31-й Висленский танковый корпус был неожиданно поднят по тревоге для переброски в предгорья Карпат. Офицеры штаба корпуса быстро нанесли на топографические карты маршруты, исходные рубежи, районы сосредоточения, места и время привалов, подготовили командиру корпуса предложение по организации марша и его обеспечению.

В установленный час войска начали движение. Первыми шли разведка, отряды обеспечения и подразделения регулирования движения. Их возглавляли заместители командиров бригад под общим руководством заместителя командира корпуса полковника П.Н. Александрова и начальника разведывательного отдела подполковника С.А. Тагирова. За авангардом двигались главные силы. Успешно преодолев 200-километровое расстояние, соединение к исходу 16 сентября сосредоточилось в районе города Кросно.

Что послужило причиной столь срочной переброски корпуса? Оказалось, что приближение Красной Армии к Карпатам, в рядах которой сражались воины 1-го чехословацкого армейского корпуса, сформированного в Советском Союзе, вызвало в Чехословакии мощный подъем национально-освободительной борьбы. По призыву Национального совета 29 августа в Словакии вспыхнуло вооруженное восстание. Военный совет, созданный восставшими, решил нанести удар с тыла по немецко-фашистским захватчикам, открыть советским войскам Дукельский и Лупковский перевалы и попросил оказать повстанцам помощь.

Советское правительство, верное идеям солидарности с прогрессивными антифашистскими движениями, пошло навстречу просьбе словаков. Ставка Верховного Главнокомандования ранее не планировала вести наступление через Карпаты, но теперь было принято решение наступать через этот горный массив. Планом Карпатско-Дуклинской операции предусматривалось нанесение удара смежными флангами 1-го и 4-го Украинских фронтов. От 1-го Украинского фронта выделялась 38-я армия генерал-полковника К.С. Москаленко, усиленная 25-м и 4-м гвардейским танковыми корпусами, 1-м гвардейским кавалерийским корпусом, 1-м чехословацким армейским корпусом и другими соединениями. Задача 38-й армии, как определил ее командующий фронтом, состояла в том, чтобы прорвать оборону противника и развить наступление в общем направлении на город Прешов, выйти на словацкую территорию и соединиться с частями и партизанами, ведущими неравную борьбу с фашистами. Главный удар армия наносила вдоль шоссе, идущего от города Кросно через Дуклю, Дукельский перевал. Это был кратчайший путь в Словакию.

38-й армии противостояли 545, 208 и 68-я пехотные дивизии, входившие в состав 11-го армейского корпуса СС, 17-й армии, соединения 24-го танкового корпуса 1-й танковой армии, учебный саперный батальон, 1004-й охранный батальон, рота 611-го охранного полка и батальон 96-й пехотной дивизии.

Наступление 38-й армии (67, 101 и 52-й стрелковые корпуса) началось утром 8 сентября 1944 года. В первый же день войска встретили упорное сопротивление противника, занимавшего хорошо подготовленные позиции в горах. Важное значение в этих условиях, имело бы ожидаемое встречное наступление восставшего 30-тысячного Восточнословацкого корпуса к перевалам Карпатского хребта. Но в результате предательства командования корпуса, сообщившего в Берлин о плане восставших, гитлеровцы 8 и 9 сентября начали его разоружать. Лишь некоторым подразделениям удалось с оружием в руках уйти к партизанам в горы. Такой поворот событий осложнил действия наступавших войск. С 8 по 17 сентября главная группировка 38-й армии продвинулась в глубину всего на 23 км. В прорыв был введен 1-й гвардейский кавалерийский корпус (командир генерал-майор В. К. Баранов). Он достиг села Цеханя на чехословацкой границе и был остановлен противником. Более того, гитлеровцам удалось закрыть прорыв в своей обороне и отрезать корпус от главных сил армии. К этому времени количество вражеских войск, действовавших против 38-й армии, увеличилось на пять пехотных и две танковые дивизии, что обеспечило гитлеровцам равенство по пехоте, а по танкам и артиллерии — двойное превосходство.

Учитывая безуспешность дальнейших атак на укрепленные позиции противника на правом фланге армии, Маршал Советского Союза И.С. Конев
дал указание о перегруппировке главных сил 38-й армии и танковых корпусов на левый фланг,  в район Синявы, где обозначился некоторый успех. 38-я армия сразу же приступила к подготовке второго этапа операции — удара на левом фланге и выхода к Главному Карпатскому хребту. Для обеспечения быстрейшего развития и завершения операции армии был придан 31-й Висленский танковый корпус, которому впервые предстояло вести боевые действия в горно-лесистой местности.

Карпаты здесь представляют собой ряд параллельных хребтов высотой 650 — 850 м, протянувшихся с северо-запада на юго-восток. От подножия до вершины они покрыты густым высокостойным лесом. Наиболее доступны для движения войск долины, Дукельский перевал, но до него от предгорья более 35 км. Рубеж в районе Дукельского перевала был сильно укреплен и представлял собой оборонительную полосу, идущую вдоль северных склонов гор. Вблизи перевала имелось много долговременных фортификационных сооружений, дополненных полевыми укреплениями. Танковые подразделения могли наступать только вдоль дорог в колонном построении, и лишь отдельные участки позволяли развернуть в боевой порядок роту и совсем редко — батальон. Дороги в основном грунтовые и только в сухую погоду пригодны для автотранспорта. Населенные пункты, преимущественно небольшие, разбросаны, как правило, вдоль долин. Владея укрепленным населенным пунктом, оборонявшийся, по сути дела, запирал вход в долину. Продвижение войск осложняло множество речек и ручьев. Серьезными водными преградами являлись реки Вислок, Ясюлька, Ондава шириной до 100 — 120 м. Даже при незначительных осадках уровень воды в реках и ручьях быстро повышался, а затяжные осенние дожди превращали их в бурные потоки.

31-му танковому корпусу была поставлена задача, с утра, 18 сентября нанести главными силами стремительный удар в направлении Завадки-Рымановской по тылам Дуклинской группировки противника и к исходу дня выйти к селу Тылява, где соединиться с частями 1-го гвардейского кавалерийского корпуса. Вспомогательный удар осуществить в направлении села Поляны-Суровичне и далее на Тыляву. Сильным передовым отрядом занять Липовец, Нижний Комарник, где соединиться с партизанским отрядом М. И. Шукаева. Для быстрейшего выполнения задачи в районе Розтоки использовать проход, занятый 2-й чехословацкой воздушно-десантной бригадой.

Начало наступления — в 12 часов 18 сентября 1944 года. Времени на организацию наступления было отпущено мало. Помог опыт. Оперативный и разведывательный отделы штаба корпуса, возглавляемые подполковниками М.Д. Зубковым и С.А. Тагировым, используя военно-географическое описание, карты и разведывательные данные о противнике, в срок подготовили командиру корпуса необходимые данные для принятия решения. Генерал-майор В.Е. Григорьев поставил задачу — атаковать решительно, не ввязываться в затяжные бои за опорные пункты, непрерывно вести разведку, действовать внезапно всей мощью огня, стремительно пробиваться в глубину обороны противника, перекрывать ему пути отхода.

К началу наступления в корпусе было 72 танка «Т-34»; в каждой танковой бригаде — по 23-25 танков, сведенных в два танковых батальона, которые уже прошли с боями свыше 900 километров,  поэтому изношенность их материальной части составляла более 50 %; 1442-й самоходный артиллерийский полк имел 12 «СУ-76», 367-й гвардейский тяжелый самоходный артиллерийский полк — 7 «СУ-152», 617-й минометный полк, в котором сражался В. К. Демидов — 20 120-мм минометов; и только 269-й легкий артиллерийский полк, имевший 20 76-мм пушек, и 201-й гвардейский минометный дивизион — 8 установок, были укомплектованы по штату. Автомобильным транспортом корпус был беспечен на 50 %. Материальные запасы составляли норму.

Утром 18 сентября корпус занял исходные позиции. 367-й гвардейский тяжелый самоходный артиллерийский полк Героя Советского Союза гвардии подполковника Д.П. Тыквача и 1442-й самоходный артиллерийский полк подполковника А.Д. Рощектаева заняли огневые позиции за 237-й танковой бригадой в готовности поддержать огнем ее атаку. 65-я мотострелковая бригада Героя Советского Союза полковника М.Д. Сиянина, 617-й минометный полк полковника Д.И. Мочалова и 269-й легкий артиллерийский полк подполковника В.Я. Шевченко были на марше. Их подход ожидался к исходу 18 сентября. В районе города Веско за 31-м танковым корпусом заняли исходные позиции бригады 4-го гвардейского танкового корпуса. О противнике к тому времени было известно, что на рубеже южнее села, Малый Рыманув и деревни Паствиска, оборонялись на первой позиции до двух батальонов 68-й пехотной дивизии, 10—12 танков и штурмовых орудий. Места расположения последних, к началу наступления выявить не удалось.

Утром 19 сентября прямо с марша была введена в бой 65-я мотострелковая бригада с 617-м минометным и 269-м легким артиллерийским полками. Действуя совместно с танками, она нанесла удар через высоту 536,0 и стала оттеснять противника. 242-я танковая бригада полковника М.Е. Тимофеева со 2-м дивизионом 617-го минометного полка также перешла в наступление 18 сентября в 13 часов 30 минут. Взаимодействуя со 2-й чехословацкой воздушно-десантной бригадой, танкисты наступали вдоль полевой дороги, проложенной в глубокой лощине между двух высот, поросших густым лесом. Противник часто контратаковал. В напряженный момент, когда советские и чехословацкие воины залегли под огнем, коммунист заместитель командира 242-й танковой бригады подполковник Ю.А. Семенов перебежками достиг подразделений и с возгласом «Вперед! За мной!» повел пехотинцев на врага. Важный рубеж на подступах к селу Пулавы был взят. Развивая успех, 242-я танковая бригада выбила противника из села. Здесь в ночном бою 19 сентября погиб подполковник Ю.А. Семенов. В результате двух дней боев 31-й танковый корпус во взаимодействии с соединениями 67-го стрелкового корпуса и со 2-й чехословацкой воздушно-десантной бригадой продвинулся на 6 км, овладел важными горными проходами. Была прорвана главная полоса обороны гитлеровцев и созданы условия для развития наступления во фланг и в тыл их Дуклинской группировки.

Крупное село Завадка-Рымановская закрывало путь корпусу к селу Тшцяна — важному опорному пункту гитлеровцев на шоссе Дукля — Дукельский перевал. Попытка 100-й танковой бригады овладеть селом с ходу окончилась неудачей, было потеряно 4 танка. Но подошедшие батареи 367-го гвардейского тяжелого и 1442-го легкого самоходных артиллерийских полков, артиллерия 65-й мотострелковой бригады и 617-й минометный полк нанесли мощный огневой удар по позициям врага, и это дало возможность 100-й танковой и 65-й мотострелковой бригадам перейти в атаку. В 17 часов 30 минут они ворвались в восточную часть села. Успех боя во многом обеспечил танковый взвод лейтенанта А.В. Тихонова. Он первым ворвался в Завадку-Рымаповскую, увлекая за собой другие танки. Однако противник предпринял контратаку силами 10 танков и батальона пехоты. Взвод лейтенанта Тихонова сорвал ее. Когда были подбиты 3 вражеских танка и уничтожено свыше 30 солдат, из-за домов выдвинулось штурмовое орудие «Фердинанд». Тихонов его заметил и вторым выстрелом поджег. Но от прямого попадания загорелся и танк Тихонова. Покинуть его экипажу не удалось... Однако, благодаря стойкости и самоотверженности взвода танкисты 100-й танковой бригады к исходу 21 сентября овладели Завадкой-Рымановской, уничтожив 10 танков и свыше 200 гитлеровцев. И все же противнику удалось остановить бригаду, в строю которой оставалось всего 14 танков. Однако к утру 22 сентября, противник был сбит с заранее подготовленного и упорно обороняемого рубежа и отброшен на 10 — 12 километров. Открылись возможности для стремительного наступления к перевалу.

Об условиях, в которых действовали экипажи танков и расчеты самоходных орудий, дает некоторое представление рассказ механика-водителя СУ-152 367-го гвардейского тяжелого самоходного артиллерийского полка гвардии техника-лейтенанта Петра Куликова:

— Каждый метр брался с тяжелым боем. Это было жестоким испытанием наших моральных и физических сил. Чем ближе продвигались мы к Дукельскому перевалу, тем яростнее оборонялся враг. Да и местность становилась все хуже и хуже. Горы, покрытые густыми лесами, поднимались все выше, дороги и долины сужались, затрудняя снабжение наступавших войск. Начались осенние дожди и туманы. Нам часто приходилось вылезать из-за рычагов и самим определять, как лучше провести тяжелую машину по крутым склонам. Бывало, самоходки срывались в ущелья. В особо опасных местах экипаж выходил из машины, и мы с командиром гвардии лейтенантом Назаровым осторожно, на малых оборотах, вели самоходку по склону. На крутых подъемах я разворачивал машину моторной частью в сторону площадки, куда надо было забраться, а командир, находясь в поле моего зрения и видя путь к вершине, жестами подавал команды. Так на задней скорости самоходка достигала огневой
позиции. Экипаж быстро занимал места, и мы открывали огонь по противнику. Жизнь заставляла находить немало других выходов из трудных положений, в которые мы попадали в Карпатах. Условия горно-лесистой местности требовали от командира корпуса неординарного подхода к управлению войсками. С оперативной группой офицеров штаба он постоянно находился в той бригаде, которая решала успех боя. Отсюда же заместитель начальника штаба по разведке управлял действиями разведывательных подразделений, обеспечивая командира данными о противнике, а начальник оперативного отдела — сведениями о своих войсках. Аналогичным образом поступали командиры бригад, находившиеся в подразделениях, решавших главную задачу. К концу сентября 31-й и 4-й гвардейский танковые корпуса взломали главную полосу обороны фашистов и нанесли им большой урон. Однако и сами понесли ощутимые потери в людях и технике. В 100-й и 237-й танковых бригадах насчитывалось в общей сложности 11 танков и 126 автоматчиков. Войска 38-й армии вышли непосредственно к главному Карпатскому хребту, До него оставалось 12 километров. К началу наступления 31-й танковый корпус имел в строю 242-ю танковую (31 танк «Т-34» и 280 автоматчиков) и 65-ю мотострелковую (300 человек) бригады. В 367-м гвардейском тяжелом самоходном артиллерийском полку было 4 «СУ-152», в 1442-м — 3 «СУ-85». Десять орудий насчитывалось в 269-м легком артиллерийском и столько же минометов в 617-м минометном полках. Почти по штату имел орудий 1885-й зенитный артиллерийский полк. В ночь на 3 октября бригады 31-го корпуса и части 140-й дивизии пошли в наступление, невзирая на проливной дождь. Двигались по колонному пути, который прокладывали рота старшего лейтенанта С.Ф. Зайцева 65-й мотострелковой бригады и рота 145-го саперного батальона. Танки и самоходки с трудом, но шли вперед. Пушки и минометы, автомобили с боеприпасами, горючим и смазочными материалами застряли на раскисших дорогах. Первым выход из положения нашел шофер 242-й танковой бригады коммунист сержант Иван Новиков. Он по целине повел свой грузовой автомобиль на высоту 711,0 и сумел доставить боеприпасы танкам. Коммунисты и комсомольцы из 617-го минометного полка сержанты С.Н. Николаев, И.М. Зоря, красноармейцы И.А. Баулин, Н. Сабиров, В.М. Зубарев и другие под руководством заместителя командира дивизиона по политчасти капитана С. Секина 5 километров несли на руках минометы и боеприпасы до огневых позиций. Примеру минометчиков последовали воины артиллерийского дивизиона капитана X.Г. Демухамедова и минометного батальона майора В.М. Блашенко 65-й мотострелковой бригады. Преодолев трудные километры, они поддержали огнем атаку 65-й мотострелковой и 242-й танковой бригад. Утром 3 октября бригадам удалось перевалить через хребет, углубиться до 5 км на территорию Чехословакии и завладеть селом Вышня Писана. В этом бою бойцы и офицеры корпуса проявили образцы отваги и мужества. Враг не жалел снарядов, а бортовой крен танков порой был таким, что гусеницы слетали с катков. Действия войск корпуса и 140-й стрелковой дивизии, настойчиво пробивавшихся в тыл гитлеровской группировке, которая оборонялась в районе Дукельского перевала, существенно меняли обстановку. Немецко-фашистскому командованию пришлось отвести войска на запасный рубеж. Воспользовавшись этим, 1-й чехословацкий армейский корпус без промедления сбил арьергард противника и 6 октября овладел Дукельским перевалом. Поддержанные войсками Красной Армии, чехословацкие воины после долгих лет разлуки вступили на родную землю как освободители.

Утрата позиции в районе Дукельского перевала и настойчивые атаки войск 38-й армии в южном направлении вызвали у гитлеровского командования опасения прорыва советских войск в Словакию. В целях противодействия этому они перебросили в полосу наступления 38-й армии пять пехотных и три танковые дивизии, один пехотный полк, семь отдельных пехотных батальонов и несколько артиллерийских частей. Сопротивление врага возросло. К тому же погода не улучшилась. Дороги окончательно вышли из строя. Нарушился подвоз боеприпасов, горючего, продовольствия. Но обстановка требовала решительных действий.

Подводя итоги участию 31-го танкового корпуса в Карпатско-Дуклинской операции, следует сказать, что действовать ему пришлось в чрезвычайно сложных условиях. Горно-лесистая местность давала большие преимущества обороняющемуся врагу. Борьба шла за каждую гору, высоту, за каждое ущелье, каждый населенный пункт, превращенные фашистами в узлы сопротивления. Крайне тяжелые метеорологические условия в осеннюю пору сковывали действия авиации, боевой техники советских войск. И все же за 31 день боев корпус продвинулся на 55 километров. В ходе операции 31-й танковый корпус уничтожил и захватил более 45 танков и штурмовых орудий, 46 бронетранспортеров, около 350 пушек и минометов, 23 дота, 530 пулеметов, 75 автомашин, 240 лошадей с повозками, 5 складов с боеприпасами. Потери врага в живой силе составили 7.658 солдат и офицеров [4, с. 16-83].

За период боев в Карпатах 2463 воина были награждены орденами и медалями, в том числе и В.К. Демидов. За мужество и героизм, проявленные в Карпатах, приказом по 617 отдельному минометному полку № 019/п. от 29 октября 1944 года советский воин, педагог Кузбасса, В.К. Демидов был награжден медалью «За отвагу», а приказом по 31 танковому корпусу № 018 от 30 октября 1944 был удостоен ордена «Красной Звезды».

2 декабря 1944 года генерал-майор В.Е. Григорьев отдал приказ 31 танковому корпусу на марш в новый район боевых действий. До Дня Великой Победы военные действия продолжались на территории Германии.

Великая отечественная война 1941—1945 годов для педагога Кузбасса, В.К. Демидова завершилась только 14 декабря 1945 года с Указом Президиума Верховного Совета СССР о его демобилизации в запас.

Во все времена – свои герои. Прошло уже более 20 лет, как нет в живых Виктора Константиновича Демидова, этого жизнерадостного человека, талантливого учителя и уважаемого руководителя, но, чем дальше в историю уходит время Виктора Константиновича Демидова, тем более объемно проявляется перед нами результат его военной и профессиональной деятельности, дело которому Виктор Константинович беззаветно служил всю свою жизнь.

Думаем, что как всякому творцу, ему наверняка хотелось бы увидеть в глазах новокузнечан и кузбассовцев признание и благодарность за бессонные ночи, за удачи и свершения его учеников и народное образование родного города в целом. Но, как это часто бывает, мы не всегда и не все успеваем выразить слова признательности человеку, подарившему мир и сердце детям, еще при его жизни.

В память о нем в народном городском музее образования им. В.К. Демидова МАОУ ДПО ИПК открыта выставка «Помним, чтим, гордимся!», которая призвана восполнить это, и напомнить о Викторе Константиновиче, как о человеке, навсегда оставшемся заслуженным Учителем, чье имя стало синонимом достижений и побед новокузнецкого образования. Самого современного образования, которое выстроено на фундаменте, заложенном Виктором Константиновичем Демидовым. Добрая ему память и слава!

Литература

  1. Народный городской музей образования МАОУ ДПО ИПК г. Новокузнецка // О./Ф. Дело 2. Архив В.К. Демидова // Личное дело № 613 МО Союза ССР на капитана запаса Демидова В.К. – Л.4.
  2. Сандомирский плацдарм // Советская военная энциклопедия: в 8 т. / под ред. Н.В. Огаркова. – М.: Воениздат, 1980. – Т. 7. – 693 с.
  3. Сандомирский плацдарм // Великая Отечественная война 1941—1945. Энциклопедия под ред. М.М. Козлова. – М.: Советская энциклопедия, 1985. – С. 632.
  4. Смирнов А.Ф., Оглоблин К.С. Танки за Вислой: Боевой путь 31-го танкового Висленского Краснознаменного, орденов Суворова и Кутузова корпуса. – М.: Воениздат, 1991. – 224 с. ил.

[1] Сандоми́рский плацдарм (также: Барану́вский плацдарм; Баранув-Сандомирский плацдарм) — оперативный плацдарм советских войск на левом берегу реки Висла в районе города Сандомир, захваченный войсками 1-го Украинского фронта (командующий маршал Советского Союза Иван Конев) в ходе Львовско-Сандомирской операции 1944 года.

[2] «Катюша» Гвардейский реактивный миномет «БМ-13» и др. (боевая машина реактивной артиллерии).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.